Галерея и парк скульптур Сергея Казанцева

Стр. 3

Строительство Храма искусств Сергея Казанцева (Продолжение)

Из воспоминаний скульптора

Само здание галереи выполнено в стиле православного храма, что для меня особенно важно. Могучая основа дома необходима была мне для того, чтобы на ней легко заиграла, зазвучала моя стеклянная стена от пола, переходящие в купол. Вся конструкция дома, согласно проекту, держится на четырёх 12-метровых кирпичных арках с армированной кладкой, которые придают зданию максимальную прочность, несмотря на видимую лёгкость.

Со временем стеклянную стену пришлось перестроить. В девяностые со строительным материалом было крайне сложно. Гвоздей было не купить! Для того, чтобы привезти стеклопакет из Италии нужно было договариваться лично с таможней. По этой причине стеклянную стену возводил сам, на одном энтузиазме из подручных средств. Конструкция получилась не прочной, непрофессиональной, окна не открывались, было очень жарко и шумно. И в 2002 году вместо стеклянной стены выстроил каменную, но с большими окнами. Надстроил балконы, внутри и снаружи. В этот же год я оштукатурил дом и выкрасил в цвет, в зелёный и белый, в таком виде галерея стоит и поныне. 


Что касается внутренних интерьеров, мне помогали мои близкие. Дизайном кабинета и спальни на третьем этаже занималась супруга Наталья. Еще, благодаря ей залы галереи всегда были украшены живыми тропическими растениями в огромных глиняных горшках, от чего зал иногда походил на оранжерею. Близкий друг из Санкт-Петербурга живописец Владимир Бородин расписал стены на втором этаже в зале приемов. Там же средняя дочь Екатерина расписала потолок, и она же занималась оформлением витражей на кухне. Мебель, окна, резные перегородки и двери из дерева делали по моим эскизам профессиональные плотники. Основные работы по строительству и оформлению галереи были окончены к началу 2000-ых. 
 

Безусловно, с переездом в новую просторную мастерскую изменилось и моё творчество. Большие пространства дают художнику пластическую раскованность. Работая здесь, я могу непосредственно соизмерять себя с небом и космосом. Серию «Времена года» с изображением женских фигур я делал несколько раз. Можно сравнить то, что выходило в стенах московской мастерской, и после, уже здесь. Женские образы, их воплощения стали более свободными, более грациозными и пластичными! В загородной мастерской я смог воплотить свои самые грандиозные замыслы – трехметровую «Троицу» (2008) и четырехметровый «Огонь» (2014) из пуштулимского мрамора, мраморную «Яблоню» под три метра и абсолютно уникальную работу «Муза и Созидатель» (2018) из четырехметровых блоков итальянского каррарского мрамора. Так что, несомненно, магия пространства существует и диктует свои законы, реально влияя на сознание художника. «Если ранее я, работая в городских стенах, мог лишь «догадываться» о космосе, то теперь ощущаю себя его органичной частью», -  из интервью Сергея Казанцева журналу «Теплый Дом» за март 2001 года.

Стр. 3