Галерея и парк скульптур Сергея Казанцева

Строительство Храма

искусств Сергея Казанцева
 

Из воспоминаний скульптора


Как только я получил землю в деревне Борзые, то у меня появилась идея, мечта построить здесь мастерскую, храм, алтарь для искусства – на просторной земле под необъятным небом. Сразу же определилось место для строительства: высокий холм, от которого шел живописный склон к лесу и реке.
 

Сначала я обратился к профессиональному архитектору, обговорили проект, заплатил за эскиз, но в конце концов отказался от его услуг. Я решил все делать сам. Во-первых, у меня к тому времени уже был некоторый опыт в строительстве. Во-вторых, профессия скульптора подразумевает умение владеть разными материалами, зачастую сложными, тем же камнем. В-третьих, мне всегда – и в работе, и в жизни – помогала интуиция. 


Хотелось воплотить архитектурный проект, который бы выражал творческую суть человека и его существования, торжество его творческого духа. В одном из советских журналов о достижениях в мировой культуре я увидел фотографии американской загородной усадьбы «Вилла над водопадом». Вилла была построена на скале, на воде, и стены были из стекла. Такая идея меня очень вдохновила. Скалы у меня не было, поэтому я запланировал построить фундамент и цоколь из валунов, натуральных камней. Создать мощную монументальную основу для дома в полном созвучии с музыкой моего любимого Бетховена. 
Особых средств на строительство не было. Поэтому вначале дело шло очень медленно. Заработаю 20 тысяч - покупаю цемент, сам мешаю. Покупаю сотню кирпичей и сам кладу. Иногда нанимал помощников. Два помощника делали без меня бадью в четверть куба по пол дня, а со мной – за час-полтора, утром до завтрака. Сосед-строитель за мраморную скульптуру, которую я ему подарил, прислал экскаватор для рытья котлована.

В 1993 году я начал завозить на камазах огромные валуны из карьеров не только ближних, но и дальних окрестностей. В те времена валуны считались отходами, мусором, поэтому я с легкостью мог купить один камаз за 100 долларов. В общей сложности мы завезли 15 машин за два года.


Закладка фундамента и цоколя была осуществлена в течение одного лета. Военные, которым я помогал с оформлением территории, давали подъёмный кран. Установкой камней под необходимым углом и на необходимой высоте занимался я сам, также руководил бригадой из 10 человек, выполняя функции прораба. В результате этого подвига я за 4 года построил цоколь высотой 3 м плюс подвал в 2 м.


Потом, видимо, сжалились ангелы. Маманя моя подключилась с того света. Ей, видимо, стало жалко видеть мои мучения, она помолилась, и мне «Газпром» дал заказ на «Прометея». Впервые в жизни мне заплатили столько, сколько стоит моя работа. И я сумел за 1997 год закончить мастерскую полностью, вложил все свои деньги. За год до дефолта в 98-ом. Если бы я прозевал хотя бы полгода, я бы уже не построил.